Пианист розум юрий жена

По правилам проекта «Рублево – Бирюлево» на одну неделю жены меняются местами, это значит, что женщины неделю будут жить в чужом доме, с чужими детьми и чужим мужем. Ирина отправится в однушку, Анна составит компанию знаменитому музыканту.

Ирина и Юрий Розум. Знаменитый пианист Юрий Розум – счастливый человек, у него шикарный дом на Рублевке, прекрасная жена и взрослая дочь Саша. Среди его друзей – известные люди, в багаже – дружба с князем Монако. На многие годы Ирина полностью отказалась от собственной жизни, ухаживала за мужем, принимала именитых гостей, сопровождала Юрия на концертах. Но сама мечтала о другом – о детях. И часто повторяла: «Я хочу быть мамой, а не бабушкой своему ребенку». Но в результате таких разговоров семейная жизнь Юрия и Ирины разладилась, отношения стали более холодными, и на некоторое время супруги даже отдалились друг от друга. Гастроли и популярность Юрия стали причинами развода. После того, как брак их распался, Ирина сделала карьеру. Но забыть первого мужа все равно не смогла. В это время Юрий Розум жил в окружении юных девушек и поклонниц его творчества, но единственную тоже так и не встретил. Сегодня Юрий и Ирина живут в гостевом браке, формально их ничего не связывает, но осталась нежность, тепло и воспоминания.

Артем и Анна Быстровы. Съемная однушка. Глава семьи – начинающий юрист Артем Быстров. В его жизни много работы, нет денег, но зато есть любовь – жена Анна для Артема самая желанная женщина на свете. Она – учитель русского языка и литературы, но любит вечеринки и веселые компании. Девиз у пары простой – любовь есть, штампа не надо. Инициатива жить свободно изначально была идеей Анны, но и Артем смирился с этим и больше не настаивает на свадьбе. Предстоящая разлука для молодой пары станет самой длительной, они не расставались последние три года. Как пройдет эта неделя, вернется ли Анна к своему парню?

Смотрите шоу «Рублево – Бирюлево» с понедельника по четверг в 23:00 на «Домашнем».

Народный артист России, один из самых востребованных пианистов мира Юрий Розум выходит на сцену более 300 раз в год, гастролирует по всему свету и занимается своим Международным благотворительным фондом. В последние годы именно фонду Розум уделяет большое внимание – благотворительные концерты в удаленных уголках России, мастер-классы, многочисленные конкурсы и фестивали в поддержку талантливых музыкантов.

Читайте на Еве

Юрий Розум делает музыку понятной для всех, находя ключ к сердцу аудитории самого разного возраста. Поклонниц артиста восхищает не только выдающийся талант Розума, но и его мужское обаяние. Его часто можно встретить в окружении красивых женщин, но ни одна так и не смогла завоевать сердце маэстро. Юрий Розум рассказал лишь о трех женщинах в его жизни, любовь к которым оказалась сильнее любви к музыке.

Галина Рождественская

Мама была известнейшим дирижером, народной артисткой РФ. Она была сильной личностью и достаточно строгой, но даже на строгость у нее оставалось очень мало времени. Много лет мама преподавала в Академии им. Гнесиных, вырастив сотню талантливых музыкантов, и была главным хормейстером Академического хора русской песни Радио и Телевидения России. Маме нужно было держать под контролем 50 человек в хоре, а хористы тогда, да и сейчас, были не самым простым народом. Через ее школу прошли Людмила Зыкина, Любовь Кузьмичева, Алла Лаптева и многие-многие народные и заслуженные артисты страны, включая, к слову, отца. Мама была человеком, которого любили все, кто с ней соприкасался. У неё был совершенно уникальный, незабываемый цвет глаз – васильковый, и этими глазами она буквально примагничивала к себе людей… Из-за маминой сильной занятости мы, к сожалению, были недостаточно близки. В детстве я был своенравным и сложным ребенком, шел своим путем – читал запрещенную литературу, увлекался йогой и философией, посещал православную церковь. Я делал все, что ей было непонятно. В итоге, как говорят, «мама была права» – от жизни я получал много тумаков. Но вот за что я очень благодарен своим родителям, так это за знакомство с легендарной Анной Даниловной Артоболевской – преподавателем школы и консерватории Чайковского. Невероятная личность и талантливый педагог. На ее занятиях музыка никогда не была школьной задачей или сухой тренировкой техники. Уроки казались сказкой, не имеющей конца. Именно Анна Даниловна привила мне любовь к музыке, потому что до знакомства с ней у меня были совершенно другие планы на жизнь – я хотел писать романы.

После смерти папы, знаменитого баритона, народного артиста России Александра Розума, мама стала для меня самым близким и понимающим другом. Она научила меня не сдаваться, не опускать руки. За два года до того, как не стало мамы, я пригласил ее в большую поездку по своим любимым местам в Европе. Мы взяли машину, и я возил ее по Франции, Италии, Германии. На тот момент мама уже болела, но как ей было интересно и радостно! При том, что мама была культовым хормейстером, она не так много видела, потому как концерты проводились, в основном, на родине. Мне очень хотелось, чтобы она увидела мир и его многообразие, хотелось видеть и знать, что она счастлива.

Светлана Рождественская

Когда на свет появилась Света, моя жизнь сильно поменялась. Мне тогда было 13, и я вплотную решил заняться ее воспитанием. Было острое желание передать младшей сестре весь тот опыт, который я копил до ее появления. Я старался привить ей любовь к прекрасному и передать свои первые открытия в тайнах мироздания. Света хотела стать актрисой, как большинство пятнадцатилетних девочек, но с первого раза поступить в театральный не получилось, хотя природа наградила сестру всевозможными талантами. В итоге она окончила Гнесинский институт, но музыкой заниматься отказалась, решив, что одного сумасшедшего пианиста в семье достаточно. Тем не менее, любовь к искусству у сестры не остыла – 15 лет назад мы вместе встали к истокам моего фонда, Международного благотворительного фонда Юрия Розума, Света – в качестве вице-президента. Последние три года сестра все своё время отдаёт нашему общему делу – самозабвенно занимается режиссурой моих фестивалей и концертов, привнесла новый виток в работу фонда и сейчас является моим близким товарищем и главным помощником. Было время, когда мы не общались длительными периодами, ссорились из-за ерунды, ведь Света выросла во многом на меня похожей. Со временем, конечно, пришло осознание, что ближе сестры в моей жизни нет никого, разве только моя дочь Александра.

Читайте также:  Приправа для харчо состав и пропорции

Александра Розум

Когда дочке исполнилось 7 лет, и она перешла во 2 класс, я, можно сказать, стал отцом-одиночкой. Мы с женой тогда уже жили раздельно. Саша переехала ко мне на Тверскую, поскольку ходила в гимназию около моего дома, а к маме ездила по выходным. В какой-то момент школа и воспитание ребенка легли на мои плечи. Несмотря на плотный график, я каждый день был на связи с няней, которая занималась ее домашним воспитанием. Все каникулы мы проводили с Сашей вместе. Я брал дочку с собой на отдых, гастроли, вместе мы объездили весь мир – от далеких уголков России до Багамских островов. У Саши было очень насыщенное детство, возможно даже слишком. Иногда я замечал, как она закрывалась и переставала что-либо воспринимать. Но долгие странствия прошли не впустую – Саша выросла очень глубоким человеком. Ей сейчас 23 и, возможно, она себя ещё не нашла. Саша не пошла по моему пути – музыкой, как и я когда-то, заниматься отказалась. У нее великолепные писательские навыки. Для нашей семьи вообще характерен эпистолярный дар. Возможно, она унаследовала мою любовь к литераторству.

Я всегда старался уделять дочке больше внимания, потому что сам был сыном очень известных и очень занятых родителей. Мы с Сашей очень близки, но мне не хватает ее присутствия в моей жизни. Фонд и концерты занимают большую часть времени, и я очень сильно ощущаю нехватку нашего общения. Думаю, что Саша тоже это чувствует. Я прекрасно понимаю, что происходит с людьми, когда они теряют возможность говорить о важном с близкими. Я бы многое отдал, чтобы провести еще немного времени со своими родителями. Сейчас мне бы хотелось найти ту настоящую мужскую жизненную гармонию, в которой оставалось бы место и время на все, в том числе и на любовь.

rozumfund

Представляем Вам статью о Юрии Розуме, написанную его дочерью Александрой

Юрий Розум, мой папа

Я бы хотела начать свою первую в жизни статью с того, что я очень горжусь своей фамилией. Она достаточно древняя. Когда центр генеалогических исследований составлял нашу родословную, изыскания дошли до шестого поколения (примерно с конца XVIII века). Кстати, из фамилии Розум вышла знаменитая графская династия Разумовских. Однажды один царский генерал услышал в церкви пение Алексея Розума – сына казака Григория Розума. Алексей был хорош собой, да и пел неплохо, и генерал решил привезти его в Санкт-Петербург и познакомить с императрицей Елизаветой. Она влюбилась в Алексея, они венчались, она дала ему графский титул и поменяла украинскую фамилию Розум («Ум») на русский манер. Отсюда и начался род Разумовских.

Интересно, что несколько лет назад круг фамилий Розум и Разумовских мог бы замкнуться. Живущий в Лондоне одинокий старый граф Разумовский узнал о моем папе, услышал его записи и захотел сделать его своим наследником, но не успел. Он скоропостижно скончался.
Рассказав об отцовской линии папы, надо также вспомнитьо материнской.
Мой прадед, Дмитрий Николаевич Рождественский, происходил из церковной семьи. Учился в семинарии, но бросил ее и занялся сельским хозяйством. Всю свою жизнь он был страстным любителем музыки. Однажды он попал на концерт гастролирующей пианистки, Екатерины Штраух, моей прабабушки, и, по его словам, влюбился в нее, слушая Шопена в ее исполнении. Он стал за ней ухаживать. Выяснилось, что она была замужем и у нее был ребенок, но врачи не рекомендовали ей жить с мужем, так как он был болен туберкулезом. В итоге Дмитрий завоевал сердце красивой пианисткии поехал в Тверскую губернию, где проживал муж Екатерины, встретился с ним и сказал: «Здравствуйте, я Дмитрий Рождественский. Я встретил вашу жену, полюбил ее, и она полюбила меня. Я прошу Вас расторгнуть брак. Если вы этого не сделаете, я убью Вас и себя. Я не мыслю свою жизнь без Кати, но и Вам с ней жить не позволю». К счастью, супруг согласился, и все обошлось без кровопролития.
Так, с Шопена началась эта история, и, через поколение, 22 февраля в день рождения Шопена, родился мой папа – Юрий Розум.

Я слышала очень много рассказов о моем дедушке. У него был потрясающий голос, баритон. Когда к моему папе приехал оперный дирижер из Манхейма, он услышал записи Александра Розума и воскликнул: «Это же голос, достойный Венской Оперы, Ла Скала, Метрополитэн-оперы. Почему мир о нем ничего не знал?!» Но коммунистическая система в основном использовала яркие вокальные данные моего деда в идеологических целях. Патриотические песни в его исполнении знал весь Советский Союз. Они звучали на всех парадах и демонстрациях, по радио и телевидению.
Они с бабушкой познакомились в институте им. Гнеси-ных, где дедушка учился, а бабушка, несмотря на то, что была на два года младше его, уже преподавала. Она пригласила его работать в Хоре Русской Песни Гостелерадио, где была хормейстером. Кстати, несколько лет спустя именно она приняла на работу в этот хор Людмилу Зыкину, в будущем выдающуюся русскую певицу. Говоря о Зыкиной, надо сказать, что впоследствии бабушка была инициатором того, чтобы Зыкина ушла из хора и начала сольную карьеру. Они остались очень близкими друзьями на всю жизнь, Зыкина очень часто бывала в нашем доме. Конечно, пела и относилась к моему папе как к своему сыну. Я помню, как мы с папой приезжали к ней в последние годы ее жизни. Она принимала нас очень тепло, хотя было видно, как ей трудно передвигаться по дому.
Людмила Георгиевна была также постоянной участни-цей домашних посиделок семьи Розумов-Рождественских. Они жили тогда у зоопарка, на первом этаже, а окна выходили на Большую Грузинскую улицу. В небольшой квартире собирались многолюдные артистические компании, не хватало воздуха, открывались окна, и дедушка пел, а когда он заканчивал какую-нибудь яркую арию, самые громкие аплодисменты раздавались на улице, где собирался народ и внимал дедушкиному пению.

Читайте также:  Редька с медом полезные свойства

Дед вообще обожал петь, и в концертных залах, и в компаниях друзей. Они с бабушкой очень любили приезжать на Волгу, в деревню Хомутово, где у них были близкие друзья. Дедушка залезал на крышу дома и пел. Его голос разносился по Волге, многие колхозы приостанавливали работу – понимали, что приехал Саша Розум и подтягивались в Хомутово на «Всенародный праздник».
К сожалению, его в живых я не застала. Он умер за 8 лет до моего рождения. Бабушки не стало когда мне было шесть лет. Я помню, как папа сделал большой коллаж с ее фотографиями и положил на рояль. Мы долго рассматривали его, я плакала. Несмотря на мой маленький возраст, я очень серьезно восприняла эту потерю.
Я до сих пор очень часто вспоминаю бабушку, папа много о ней рассказывает. Как-то в конце декабря я разбирала бабушкины старые письма и нашла сто долларов. Папа тогда назвал это «бабушкиным подарком на Новый год». Для меня это было настоящим чудом.
Бабушка была выдающимся мастером, народной артисткой России, профессором. Она руководила хором Русской Песни Гостелерадио и преподавала в Гнесинском институте до самой своей смерти – в течение пятидесяти лет.

Папа любил музыку с детства. Он не засыпал без того, чтобы все члены семьи выстроились в ряд и спели ему несколько песен. Он и сам подпевал, но чудовищно фальшивил. Никто и не мог предположить наличие у него абсолютного слуха, который был совершенно случайно обнаружен, когда папе было пять лет. Выяснилось, что у него просто отсутствовала координация между слухом и голосом, и пел он неправильно. Папа и сейчас считает, что, когда он поет, он теряет друзей.
На приемных экзаменах в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории два педагога в четыре руки одновременно нажимали двадцать клавиш, и папа называл каждую ноту. Благодаря своему уникальному слуху он был принят в класс легендарной Анны Даниловны Артоболевской. За свою жизнь она обучила музыке тысячи учеников, среди которых десятки – лауреаты международных конкурсов. До знакомства с ней занятия музыкой были для папы наказанием, а она сумела раскрыть в нем страстную любовь к этому искусству. В день знакомства с ней он прозанимался на рояле 4 часа, хотя никогда до этого не высиживал больше пятнадцати минут.

Из семейного предания мне известно, что в детские годы папа не проявлял особого рвения к сидению за роялем, но с девятого класса его педагогом стал известный пианист Евгений Малинин, тогда еще доцент консерватории, в последствии профессор, декан, заведующий кафедрой, народный артист СССР и т.д. С этого момента закончились «дворовые годы» папы (а он всегда был душой компании краснопресненской детворы), и начался период напряженной работы за инструментом.

На вступительном экзамене в Консерватории по фортепьяно он был признан лучшим, опередив своих будущих сокурсников на много баллов. Поэтому именно его, когда он был студентом второго курса, направили на Международный фестиваль музыкальных академий Европы в Хорватию, где он произвел фурор и был приглашен на симфонический концерт и запись в Загреб. На третьем курсе его отбирают на самое престижное музыкальное соревнование того времени – Международный конкурс имени королевы Елизаветы в Брюсселе. Ничто не предвещает катастрофы в этой ярко и успешно начинающиеся карьере, но накануне отъезда на конкурс папе говорят, что он не летит, потому что не готов паспорт. Это, конечно, было выдуманное объяснение. На самом деле, все эти годы на него собиралась информация, а перед конкурсом пришла анонимка, в которой былоописано чересчур свободолюбивое поведение студента Розума: что он приходил на лекции с книгами Солженицына, что он каждые выходные ездил на исповедь в Сергиев Посад, что он на закрытых курсах изучал йогу, что он дружил с недавно эмигрировавшим из СССР пианистом Валерием Афанасьевым, который до отъезда был ассистентом Малинина. Всего этого было достаточно, чтобы сделать вывод, что после конкурса Юрий Розум в Советский Союз не вернется. Но папа никогда не мыслил жизни без России, Москвы, своей семьи и друзей. Эммиграция перечеркнула бы всю его жизнь. Он продолжил обучение в консерватории уже в статусе «невыездного», окончил ее с красным дипломом, но вместо ожидаемой рекомендации в аспирантуру получил повестку и был призван на полтора года в Советскую Армию. Он служил в Москве, в военном оркестре, был отличником строевой подготовки и любимцем у солдат и руководства. Его профессионализм уважали, к его мнению прислушивались. Именно армейские характеристики и рекомендации сделали возможным первый выезд папы за рубеж. Он становится лауреатом многих международных конкурсов, получает огромное количество предложений, но Госконцерт, контролируемый комитетом госбезопасности, отвергает все контракты. Отцу так и не дают возможность свободного выезда. Он в течение года работает репетитором в ансамбле «Россия» под управлением Людмилы Зыкиной, а потом поступает в Московскую областную филармонию, в качестве солиста которой объезжает с концертами весь Советский Союзи все социалистические страны. Папа вспоминает, что в те годы ему приходилось играть концерты на инструментах, которые иначе как «корытом» назвать было нельзя. В филармонии его называли «лучшим пианистом на худших роялях». Он становится самым молодым заслуженным артистом РСФСР среди пианистов. Проработав десять лет в филармонии, папа наконец получает права свободного концертирования. Это стало возможным благодаря Перестройке, начатой М. С. Горбачевым, с которым несколько лет спустя папа подружится и которому будет благодарен всю свою жизнь.

Читайте также:  Почему нельзя делать прививки во время болезни

Я родилась в 1995 году, когда папа уже был достаточно известен. В момент моего появления на свет он гастролировал в Австралии и Америке, а в Москве появился, когда мне было уже больше месяца. К сожалению, я ничего не помню, но, по рассказам, папа играл очень много концертов по всему миру, был профессором в Мельбурне, постоянно выступал и давал мастер-классы в Америке и практически жил в Германии. Мы с ним виделись, когда он наездами появлялся в Москве, и когда мама или бабушка привозили меня к нему в Европу.
Постепенно папа становился все более и более востребованным. Его популярность в разных странах росла, количество концертов в год достигало сотни. Он гастролировал более чем в шестидесяти странах. Из-за нехватки времени он отказывался от всех самых привлекательных предложений: стать профессором различных университетов США, Высших Школ музыки Германии и консерваторий России. Наличие вида на жительство в Германии позволяло ему свободно передвигаться по всей Европе.
Я часто сопровождала папу во время его гастролей, если это приходилось на время моих каникул. Я побывала в Германии, в Испании, во Франции, в Италии, в Швейцарии, в Америке, на Багамских островах и так далее. Но мое самое любимое место на земле – это наш маленький домик на Волге, куда мы стараемся приезжать каждое лето хотя бы на недельку.

Мои детские годы прошли в Загорянке, где у нас дача. Неподалеку располагалась единственная музыкальная школа в нашем поселке, директор которой однажды попросил папу провести встречу с учащимися и преподавателями. Состоялся интересный концерт-беседа, который пришлось проводить в здании другой школы, так как там было больше места. С этого момента такие встречи стали регулярными. На одной из них папу попросили согласиться на то, что школа будет носить его имя. Он ответил: «Друзья мои, это, конечно, большая честь, но дайте мне пожить еще несколько лет, а когда уже… », но его убедили, что это нужно сделать при жизни, что это поможет школе найти свое лицо и более интенсивно развиваться. Папа согласился и понял, что вместе с почетом на него легла огромная ответственность. Школа находилась в достаточно плачевном состоянии, педагоги и ученики ютились в деревянной постройке, отовсюду дуло, с крыши текло. Тогда и возникло решение создать благотворительный фонд.
12 апреля 2005 года был создан Международный Благотворительный Фонд Юрия Розума, главной задачей которого стала всесторонняя поддержка культуры нашей страны. В попечительский совет фонда вошли папины близкие друзья, в том числе Валентина Терешкова, Тамара Гвердцители, Николай Басков, Ирина Хакамада, Дмитрий Дибров, Никас Сафронов и другие.
Фонд ведет множество различных проектов. Это Международный фестиваль Высокого искусства «Звездный», который стартует в Звездном Городке, и в котором принимают участие как состоявшиеся мировые звезды, так и маленькие звездочки, зажженные фондом. Это программа «Где Рождается Искусство», направленная на поддержку всеобщего начального музыкального и художественного образования. Это программа поддержки самых одаренных детей России: ежегодно 60 юных музыкантов по всей России получают материальную помощь в виде ежемесячных стипендий, творческую помощь, обучаясь на мастер-классах выдающихся музыкантов нашего времени. А в программе «Дети детям» стипендиаты фонда сами занимаются благотворительностью, помогая своим искусством сверстникам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Успехи детской программы фонда потрясают: за время своего существования фонд поддержал уже сотни детей, многие их которых только благодаря этой поддержке получили профессиональное образование, а один из недавних стипендиатов, Даниил Трифонов даже завоевал Гран-при Международного конкурса им. Чайковского.

Среди множества благотворительных проектов фонда я хочу выделить один особенный под названием «Преображение». Это восстановление целого храмового комплекса в Гагино Сергиево-Посадского района. Здесь венчался Ф.И. Шаляпин. В комплекс входят две церкви и сиротский приют, который тоже планируется восстановить, создав в нем интернат для музыкально одаренных детей. В этом проекте большую роль будет играть детская благотворительность. Талантливые дети России помогают восстановить храм Божий – что может быть красивее и благороднее?
Три года назад ректор Российской академии музыки им. Гнесиных Галина Маяровская, которая также входит в попечительский совет фонда, пригласила папу преподавать в академии. Я знаю, что для папы это было непростое решение, поскольку концертная и благотворительная деятельность отнимали у него по 20 часов в сутки, но все же он согласился взять двух студентов. В короткие сроки его класс вырос до семи человек, кроме того, с 2010 года папа стал заведовать кафедрой специального фортепиано, что наложило на него новые обязанности. Сон сократился до двух-трех часов в сутки. Честно говоря, я не знаю, как он все это выдерживает, и очень за него беспокоюсь.
Два дня назад у папы был очередной концерт в Москве. Он играл произведения Листа. Зал был полон, и казалось, что слушатели дышали вместе с музыкальной фразой. Когда окончилась основная программа, публика неистовствовала, папу задарили цветами, не отпускали со сцены. Он сыграл 5 «бисов», В конце весь зал встал. Я смотрела на выдающегося музыканта и гордилась тем, что я – его дочь!

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector